понедельник, 19 марта 2018 г.

Ричард Старк - 1962 - Охотник

Ричард Старк - Охотник
Richard Stark - The Hunter
1962
США
Триллер
1994, Центрполиграф
Серия "Мастера Остросюжетного Детектива", Том 53
560 стр. (в составе сборника), твердый переплет
Формат: 60х84/16 (145х200 мм)
Тираж: 50000 экз.
ISBN: 5-7001-0127-0

Двадцатый пятый роман Дональда Уэстлейка, первый под псевдонимом Ричард Старк, первый в серии "Паркер". Вышел в 1962 году.
Наверху поста скан первого издания романа "Охотник". Тоненькая задрипанная книжечка на 150 страничек, продававшаяся тогда за копейки. И именно с нее началась слава Уэстлейка. У этой книжечки было две экранизации (а, по хорошему, режиссерскую версию фильма 1999 года можно считать отдельной экранизацией, плюс еще можно припомнить пяток фильмов со схожими сюжетами, но без имени Старка в титрах). По этой книге сделали комикс (который был успешен, и получил три продолжения). И эта книжечка начала серию о Паркере, в которой больше двадцати романов.
В начале карьеры Уэстлейк брал не качеством, но количеством. Его первый роман вышел в 1959 году. "Охотник" вышел в 1962, и это уже был двадцать пятый роман. Считайте сами, с какой скоростью писал Уэстлейк. И это еще не считая нескольких десятков рассказов, опубликованных в то время.
Понятно, что при такой скорости письма Уэстлейк пользовался псевдонимами. Ричард Старк был четвертый или пятый в порядке появления, а всего у автора их было больше десятка. Писал Уэстлейк обо всем подряд - фантастика, юмор, детективы, политика, и даже эротика. Писал и, наверное, думал, что хоть что-то из этого взлетит. Взлетел "Охотник".
Псевдоним Ричард Старк не был придуман специально для этого романа, или для жанра триллер - за несколько лет до "Охотника" Уэстлейк под этим псевдонимом опубликовал несколько рассказов, в том числе и юмористический ("Несколько фактов..."). Так что именно под этим псевдонимом "Охотник", может быть, был опубликован случайно, в рамках случайной карусели псевдонимов автором. А позже Ричард Старк стал одним из синонимов понятия "крутой детектив".
Для Уэстлейка "Охотник" был обычным очередным романом. Потенциал книги разглядел редактор в издательстве. И сказал Уэстлейку переписать концовку (в оригинальной концовке Паркер погибал) и садиться за продолжения. Редактор не ошибся, книга взлетела. А Уэстлейк сел за продолжения - за следующие, после "Охотника", пять лет вышло еще девять романов о Паркере. (По другим направлением автор тоже активности не снижал - за тот же период у него вышло тринадцать романов не о Паркере.)
Сюжет в "Охотнике" был незамысловат. Паркер - налетчик-профессионал. Во время очередного грабежа его кидает подельник по имени Резник и Паркер попадает в тюрьму. Сбежав из тюрьмы, Паркер приезжает в Нью-Йорк, чтобы стребовать долг с Резника. Резник погибает, и тогда Паркер начинается требовать деньги с его руководства. А работал Резник на мафию.
Обычная криминальная история. Их таких миллион. Они такие пишутся еще с двадцатых годов пачками. И хоть чаще всего в таких историях пишут о "хорошие против плохих", но историй "плохие против плохих" также были задолго до Уэстлейка. И был бы "Охотник" одноразовой историей, прочитать и забыть, если бы не главный герой. Паркер. Вот кто удался в это книге. Наверное, именно в характеристиках Паркера тот редактор почуял потенциал - у этого персонажа нет никаких признаков "хорошего парня", или хотя бы романтического флера убийцы (как, например, в романах Дональда Гамильтона или Дона Пендлтона).
Паркер - умный, хитрый, бессовестный, безжалостный подонок. Это как Сэм Спейд, только без всяких атавизмов, типа чувств сопереживания и справедливости. Вот фрагмент "Охотника" - Паркер нужно понаблюдать за зданием, принадлежавшем мафии, и для этого он врывается в помещение в здании напротив, и натыкается на  находившуюся там женщину.
«Не зажигая света, Паркер выдернул шнуры от двух фенов и вернулся в переднюю. Женщина лежала неподвижно. Одним шнуром он связал ей руки за спиной, другим лодыжки. В ящике стола лежал ингалятор и ножницы, которыми он отрезал кусок от ее комбинации и сделал из него кляп. У женщины были красивые ноги... Ладно, не сейчас. Может, после смерти Мэла ему понадобится женщина...
...
Паркер докурил последнюю сигарету и занервничал. Ему не хотелось покидать наблюдательный пост, но он все-таки встал и вышел в переднюю. На столике он увидел женскую сумочку, в которой оказалась начатая пачка сигарет с фильтром. Он сунул ее в карман рубашки.
Женщина по-прежнему не шевелилась. Она лежала на боку, ее лицо было в тени. Паркер в тревоге склонился над ней. Глаза женщины были неестественно выпучены и остекленели, горло и лицо покрылось красными пятнами. Он вспомнил про ингалятор. У нее наверняка что-то с носом. Кляп ее задушил.
Как глупо! Он не хотел убивать ее — в этом не было никакого смысла.
Рассердившись на себя за собственную глупость, Паркер вернулся в зал и сел у окна.»
Собственно, вот. Никаких соплей, никаких переживаний. И всё в мире делится на "профессионально" и " не профессионально". Понятно, почему Уэстлейк хотел его убить в конце романа - какое-то подобие кармы и воздаяния было даже в его романах. Но судьба распорядилась по другому.
В России "Охотника" впервые опубликовали в 1993 году. Была серия "Зарубежная фантастика. Детектив." издательства "Тулбытсервис", в которой они публиковали всякие романы, по которым были сняты фильмы, или новеллизации фильмов - всякие "Рэмбо", "Терминатор", "Хищник" - и в каждом томе такие "фильмовые" романы добивались обычными детективными или фантастическими романами. "Охотником" был добит том с романом Голдмэна "Марафонец" (фильм с Дастином Хоффманом). И в том издании роман назывался "Неуловимый". 
Потом тот же перевод, но уже под названием "Охотник",  издал Центрполиграф в своей серии "Мастера Остросюжетного Детектива" (они вообще в той серии издали много Уэйстлейка).
После было несколько переизданий в разных мутных книжках разных мутных издательств. В каких-то книгах название романа меняли на "Преследователь". 
А после выхода фильма "Расплата" Центрполиграф роман переиздал уже под этим названием. Это было в 2002 году, и это было последнее издание романа на русском языке, с тех пор он не переиздавался.

8 / 10